December 4th, 2017

Мочить!
  • sine_or

«Никто не вышел…»

Говорят, «никто не вышел на защиту СССР»! Как это «никто»? А референдум 17 марта 1991 года, в котором 113512812 человек сказали «да»? Даже в республиках, пытавшихся увильнуть от всесоюзного плебисцита, а именно Грузии, Латвии, Литве, Молдавии, Армении и Эстонии, где не были образованы центральные комиссии, но, тем не менее, присутствовали участковые «избиркомы», голосование в некоторых места проводилось.

Collapse )
Мочить!
  • sine_or

Последнее заседание союзников

У Потсдамской конференции, собственно, от «конференции» лишь название. На самом деле, то был настоящий дипломатический «блицкриг», причем каждая из сторон, участвовавшая в мирной «войне», стремилась победить любой ценой. Не только из высших, государственных интересов, но и сугубо личных.

Сталин часто повторял: «Русские всегда умели воевать, но никогда не умели заключать мир». Генералиссимусу предстояло опровергнуть самого себя. Вернее, не так. Заплатив за Победу больше всех, он попросту не мог позволить союзникам получить дивиденды с «чужой крови». Это было бы настоящее предательство всего того, во что он верил, к чему стремился, ради чего жил.

Почему именно Берлин (пригород)? Место крайне неудобное. Во-первых, кругом руины, разрушены коммуникации, связь работает с перебоями, и т. д., и т. п. Во-вторых, туда еще надо добраться. С 1942 года действовало постановление Политбюро, запрещающее высшему руководству летать самолетами, а железнодорожные пути находились в таком состоянии, что можно сказать – их не было вовсе. И, тем не менее, Сталин выбрал Потсдам, чтобы партнеры по переговорному столу ни на секунду не забывали – КТО и ГДЕ закончил войну. Моральное превосходство – уже преимущество.

Collapse )
Мочить!
  • sine_or

Штатные «понятия» и американский «блатняк»

В Комптон (пригород Лос-Анджелеса) я отправился из чувства противоречия – против были все. От путеводителей до полицейского, у которого спросил дорогу: «Вы уверены, что вам туда надо?» Хибары, расписанные граффити, заброшенные склады, какой-то заводик (в таких обычно происходит «кинотрэш»), казалось бы, зачем? А затем, что отсюда начинается самый большой в мире «музей бандитизма» под открытым небом. Причём музей действующий, с реальными персонажами и в «чисто конкретной» обстановке. Про «чисто» я, конечно, погорячился, судя по всему подметать здесь «западло».

Практически в каждом крупном мегаполисе США существуют районы, где живут не по закону, а по понятиям. Но южный Лос-Анджелес (так теперь называют бывший «Южный централ») даст фору им всем. В начале 90-х годов прошлого столетия американцев пугали «русской мафией» на восточном побережье, а параллельно на западном - уличные банды убивали по 4-5 человек в сутки! КАЖДЫЙ ДЕНЬ! Ничего удивительного, если самые крупные криминальные сообщества, вроде Crips и Bloods насчитывали в период своего могущества до 20 тысяч бойцов, каждое. Это не все и только со стороны темнокожих. А есть ещё «латиносы» - Mara Salvatrucha, 18th Street gang, Latin Kings и т.д., и т.п. Последние призывают «мочить» негров, потому что Лос-Анджелес только для «бронзовой расы». Естественно, чёрные не согласны с такой постановкой вопроса, но у них «красные» враждует с «синими».

Collapse )

под маской
  • sine_or

Не надо мне про «законы»

Как в 3/9 царстве, в 3/10 государстве все были помешаны на дробях, так и у нас нынче все помешались на «правовом государстве». Меня вот всю жизнь призывают жить по законам, изобретаемыми неведомыми мне людьми.

Сейчас это 450 депутатов, около 170 сенаторов, плюс компания разработчиков, экспертов и, конечно, президент. В общем, и 1000 человек не наберется. Сами посчитайте, какой это процент от 145 миллионного населения.

А я должен слепо верить, что плоды трудов этих государственных мужей почти сакральны, и уж ни в коем случае не подвергать сомнению конечный продукт их законотворческой деятельности. Впрочем, если и подвергну – толку не будет: непризнание закона не освобождает от ответственности, скорее усугубляет оную.

Collapse )
S_Lopatnikov

Принуждение к рынку.

.







Занятнейшая сложилась ситуация.

Вашингтон формально отклонил требование Пекина признать Китай рыночной экономикой в соответствии с правилами мировой торговли. Об этом пишет The Wall Street Journal со ссылкой на соответствующий документ.Как отмечается, США передали свой ответ в штаб-квартиру Всемирной торговой организации (ВТО) в ноябре.

Издание уточняет, что партнёры страны, которая не считается рыночной экономикой, обладают правом устанавливать высокие пошлины на товары, импортируемые из неё, так как считается, что вмешательство государства в экономику создаёт несправедливые преимущества.


Ничего, казалось бы, особенного. Не в первый раз.

Но главное тут заключено вовсе не в отказе Китаю в признании его рыночной страной, а во втором параграфе.

Читайте внимательно: The Wall Street Journal уточняет, что партнёры страны, которая не считается рыночной экономикой, обладают правом устанавливать высокие пошлины на товары, импортируемые из неё, так как считается, что вмешательство государства в экономику создаёт несправедливые преимущества.

Ну, почему США нужны высокие пошлины на китайские товары - это не тайна за семью печатями. Интереснее другое.

Как это, как это? - Ведь "всем известно", что "рыночная экономика эффективнее государственной", не так ли?! - Так о каких "несправедливых преимуществах" может идти речь?

А если вмешательство государства в экономику, действительно создает преимущества, то почему они НЕСПРАВЕДЛИВЫЕ? - И для кого несправедливые?

Нетрудно догадаться, что все на самом деле просто:

1. Государственная экономика, в полном противоречии с либеральными мантрами, критически более эффективна, чем частно-рыночная, так что рыночная экономика и частники не в состоянии с ней конкурировать. Ну и крупное, корпоративное производство, много эффективнее малого бизнеса. Что доказано всей историей и на уровне стран, и на уровне корпоративном.

2. В чем "несправедливость"? - Государственная экономика "неправедлива" - именно потому, что рыночные экономики не в состоянии с ней конкурировать настолько, что приходится отказываться от lessez faire и устанавливать торговые барьеры, чтобы хотя бы на защищенной территории местные частники могли бы конкурировать с государствами. Зато она справедлива для трудящихся, если государство - есть эманация общества, а не частников-капиталистов.

На мой взгляд - объяснение Wall Street Journal - это явка с повинной всех чикагских и не-чикагских мальчиков, которые не будучи в состоянии даже близко подойти к эффективности государственных экономик, начинают их всячески прессовать внеэкономическими методами.

Это - практика. А общественная практика она и есть критерий истины.

Так-то вот.

Ещё раз про генетическое отребье

Последнее время много внимания уделялось высказыванию Ксении Собчак про то, что она живёт в стране «генетического отребья».

То есть в России.

Ксения Анатольевна в разговоре с двумя мужчинами (журналист Дудь и политолог Шевченко) подробно объяснила, что она имела в виду.

Она имела в виду, что в процессе революции, Гражданской войны, коллективизации, репрессий и Великой Отечественной войны здесь погибли самые лучшие, самые, как она говорит, пассионарные люди — и вместо них остались менее пассионарные, менее привлекательные и вообще не очень адаптированные к цивилизации и демократическим ценностям. Проще говоря, совки. Голубую кровь и белую кость перевели, теперь тут одни коряги и пиявки повсюду.

Характерно, что Русско-японскую, подавление революции 1905—1907 годов, последствия столыпинских реформ и Первую мировую войну Ксения Анатольевна в своих объяснениях не упоминает: там, видимо, погибали не пассионарии, а так себе материалец шёл в расход — незнатный, плёвый.

Не менее характерно, что своих отца и мать Ксения Собчак к «генетическому отребью» так и не отнесла.

Впрочем, и мы не об этом хотим вести речь.

Мы вообще не про Собчак и её предков.

Мы — про цифры. Про скучную статистику.

Возьмём, к примеру, Францию.

В период массовых казней после начала Великой французской революции (с 5 сентября 1793-го по 27 июля 1794 года) там погибло до 40 тыс. человек.

Были казнены Людовик XVI, Мария Антуанетта, герцог Орлеанский, лидеры жирондистов, лидеры дантонистов, лидеры эбертистов, лидеры фельянов, химик Антуан Лавуазье, поэт Андре Шенье и так далее.

Историк Патрис Генифе, подсчитав всех так или иначе погибших по политическим мотивам в наиболее активный период революции, а также вандейских мятежников и солдат правительственных войск, павших в боях с ними, предположил, что (цитируем) «общий итог Террора насчитывает, следовательно, минимум 200 и максимум 300 тыс. смертей». 1% от всего населения Франции на тот момент (28 млн человек). В процентном отношении, заметим мы, это сопоставимо с чудовищным сталинским террором 1937—1939 годов.

Во Франции тоже террором, как мы помним, всё не завершилось, потому что начались Наполеоновские войны.

Наполеон воевал с разными государствами Европы с 1799-го и до 1815-го: ганноверская кампания, война третьей коалиции, или русско-австро-французская война 1805 года, война четвёртой коалиции, или русско-прусско-французская война 1806—1807 годов, война пятой коалиции, или австро-французская война 1809 года, Отечественная война 1812 года, война шестой коалиции европейских держав против Наполеона и, наконец, Сто дней, завершившиеся разгромом Наполеона при Ватерлоо.

Историк Рише писал о 3 млн «жертв ненасытной гордости Наполеона». Есть расчёты Ланьо, определившего количество убитых и умерших солдат и офицеров за эти годы в 2 млн человек. А также цифры начальника рекрутского управления при Наполеоне Д'Аржанвилье, определившего число погибших французов в 1 млн 750 тыс.

Современные историки в силу разных причин и своих резонов готовы максимально снизить эту цифру, доведя её до 1 млн 200 тыс. умерших и погибших.

В любом случае все перечисленные события привели к тому, что французские мужчины… стали в среднем на несколько сантиметров меньше ростом.

Перебили основной мужской генофонд.

Готова ли Ксения Анатольевна Собчак сказать, что к середине XIX века Франция была страной генетического отребья? Ведь были казнены, погибли, умерли от ран самые «пассионарные», политически активные, деятельные, мужественные.

Тем более ничего ведь не завершилось во Франции и на том.

Страна эта, как известно, ввязалась в Крымскую войну 1853—1856 годов, где потеряла порядка 100 тыс. погибших, умерших от ран и от болезней.

Затем была Франко-прусская война 1870—1871 годов — конфликт между империей Наполеона III и германскими государствами. В ходе войны Франция потеряла 78 тыс. солдат и 590 тыс. мирных жителей убитыми, ещё 61 тыс. умерла от болезней.

Вскоре после заключения перемирия с Пруссией в Париже начались волнения, вылившиеся в революцию и установление самоуправления, длившегося 72 дня. Называется это Парижской коммуной. Во главе коммуны стояли объединённые в коалицию неоякобинцы, социалисты и анархисты.

Коммуна, как известно, проиграла. В 1871 году либеральное правительство Тьера менее чем за два месяца уничтожило в одном только Париже и пригородах до 35 тыс. человек, среди них — женщины и дети 7—14 лет. В том числе проводя массовые расстрелы.

У прекрасного советского поэта Павла Антокольского были замечательные стихи на эту тему («Говорит господин Тьер»): «Вы слышите? Смолкает канонада. / Форт пал. Конец! Кипит. Людской. Поток. / Версальцы. Бьют. Бегущих. Так и надо. / Поверьте! В этих штуках я знаток!»

Хотя, может быть, какие-то там социалисты не всеми числятся по разряду «пассионариев», тем более если они дети. Убили и убили.

В Первую мировую войну общее количество умерших и пропавших без вести французов составило 1 млн 398 тыс. человек. Вполне возможно, французы к тому времени уже были вполне уверенными, что, если дело так пойдёт, они вообще не вырастут.

Посему во Вторую мировую повели себя несколько, что ли, неожиданно.

К началу Второй мировой войны Франция располагала третьей по количеству танков и самолётов армией в мире, уступая только СССР и Германии. Общая численность французских войск насчитывала более 2 млн человек — воюй не хочу.

Теперь загибайте пальцы, считая, сколько дней воевали французы.
10 мая 1940 года немецкие войска перешли границу Нидерландов и Бельгии. В тот же день французские войска вошли в Бельгию. Первое столкновение немецких и французских войск произошло 13 мая. 25 мая главнокомандующий французскими вооружёнными силами генерал Вейган заявил на заседании правительства, что надо просить немцев о принятии капитуляции.

15 дней они воевали!

8 июня немецкие войска достигли реки Сены. Утром 14 июня немецкие войска вступили в Париж. 17 июня 1940 года состоялось первое — десятиминутное! — заседание правительства Франции, возглавляемого маршалом Анри Петеном. Министры единогласно проголосовали за капитуляцию. Две недели на войну, один месяц и семь дней на всю эту катавасию с наступлениями и десять минут на капитуляцию. Вот это подход!

Ксения Анатольевна Собчак подробно рассказывала нам о том, как проклятый Сталин плохо подготовился к войне, — но отчего же так хорошо подготовилась Франция? Почему бы нам не обсудить и этот вопрос тоже?

И если Советский Союз к июню 1941 года был уже на добрую половину страной генетического отребья, с которым умудрился четыре года воевать, то кем же была тогда Франция после 150 лет войн и революций с такими сногсшибательными результатами? Очень интересно.

Может, отребье лучше воюет?

Впрочем, что мы про Францию да про Францию.

Возьмём, к примеру, США.

И зададимся несколькими вопросами, числом не более трёх.

В США, как известно, есть коренные жители — индейцы, но их понемножку истребили, и теперь они составляют 1,6% населения страны.

Ещё в США живут негры, у которых тоже была непростая судьба.

Только за 1661—1774 годы из Африки было вывезено свыше 10 млн рабов, из которых 9 млн погибло по дороге. Не всех их везли именно в США, но многих — именно туда.

По состоянию на 1860 год из 12-миллионного населения 15 американских штатов, где сохранялось рабство, 4 млн были рабами. Из 1,5 млн семей, живущих в этих штатах, более 390 тыс. семей имели рабов. Задумайтесь: в каждой четвёртой семье — рабы, ну прекрасно же.

Ныне негры плодятся гораздо лучше индейцев (а с какого-то времени и лучше белых), поэтому в США их 13%.

Учитывая то, что, во-первых, лучшие из индейцев погибли в боях с ковбоями, во-вторых, лучшие из негров умерли по дороге из Африки или сгинули в последующей борьбе за свою свободу, а в-третьих — сами Штаты зачастую пополнялись эмигрантами с откровенно криминальными наклонностями, мешавшими им спокойно жить в Европе и в Азии, вправе ли мы назвать и США тоже «страной генетического отребья»?

Рискнёт ли, наконец, Ксения Анатольевна Собчак произнести такое по поводу Израиля, чей народ, прежде чем собраться на своей новой-старой земле, пережил в XХ веке холокост?

Может она или нет — ответьте мне! — сказать, а потом спокойно, снисходительно, со своей фирменной улыбкой доказывать какому-нибудь израильскому журналисту, что она ничего такого не имела в виду?

Да хоть даже и о Германии — скажет ли нечто подобное Ксения Анатольевна, пусть даже и в ироническом контексте?

Ведь у немцев в XX веке были и две мировые войны, и революции, и путчи, и прочий террор — короче, если у нас тут генетическое отребье, то отчего бы у них всё сложилось как-то иначе?

Знаю, знаю, знаю и заранее готов предугадать ответ Ксении Анатольевны на все эти вопросы.

«Я отвечаю только за собственную страну», — скажет она.

«Пусть, — скажет Собчак, — французы, немцы, американцы и прочие за себя отвечают сами».

Ага, мы в курсе.

Если перевести этот ответ с дипломатического предвыборного на обычный язык, то звучит он так: «Хамить можно только русским. Русским всё равно».


Захар Прилепин

Письмо из Германии.

- Наумчик, здравствуй!
Мене здесь в Бундесе сплошной цимес мит компот!
Во-первых, я тут получаю три пособия: как безработный, как беженец и как потомок жертв холокоста, шоб ты так жил.
Во-вторых, тут хороший климат, красивые шиксы и вкусно, хоть и некошерно, кормят.
И в-третьих, Наумчик, у меня замечательная работа - я нашел наших и вместе работаем в крематории.
Наумчик, МЫ СЖИГАЕМ НЕМЦЕВ!!!